О том, как делалась и как прошла летняя школа Future Biotech 2012 и о том, почему университетского образования недостаточно, чтобы стать первоклассным ученым.

В апреле 2012 года я вернулась с предпринимательской конференции в Стамбуле в смешанных чувствах. С одной стороны, Стамбул и мероприятие подарили мне множество приятного и забавного, начиная от вида с башни Галата и заканчивая американцем корейского происхождения, который прошел стажировку в Новосибе и хорошо говорил по-русски.

С другой стороны, американцы, индийцы и азиаты из ЮВА хвастались своими невиданными продажами дженериков, экологически чистых моющих средств, средств для очистки воды и прочего мелкого химического, фармацевтического и биотехнологического стафа. А я сидела и вспоминала беседу с директором Пущинского технопарка, который сказал мне буквально следующее: «Средний возраст жителей нашего научного городка –  55-60 лет, и если мы к 2014 году не успеем поднять колледж и пару биотехнологических предприятий, а также оживить НИИ новыми кадрами, то все –  никого не останется, некому будет учить ребят». Ощущения примерно как когда все сдали экзамен в университете и радостно бухают на выпускном, а ты запорола диплом.

Вернувшись с конференции и подумав еще, я написала на Фейсбуке, что, мол, «хочу-не-могу заняться биотехом, но отчего же все столь печально». На пост отозвался Дмитрий Кузьмин, нейроученый (не знаю, как перевести neuroscientist=)) из University College of London.  Дима, хоть и (возможно временно) покинул родные пенаты, хотел сделать доброе дело для молодых российских биологов , а также подвернувшихся химиков, физиков и экономистов.  Когда он сказал мне, что планируется провести летнюю биотехнологическую школу, я тут же подписалась участвовать в ее организации. Так я стала частью команды Future Biotech.

Мы хотели решить 4 основные задачи:

  1. Собрать активных и умных ребят, которые хотят развиваться в своей профильной области  и не думают о карьере офис-менеджера после выпуска из универа.
  2. Привезти лекторов-практиков, которые занимаются исследованиями в передовых областях биологии. Чтобы знания были «с пылу – с жару», прямо из лабораторий.
  3. Внедрить в образовательный процесс успешно опробованные интерактивные методы обучения – кейсы, игры, форсайты, совместные вечерние заседания на пляже с обсуждением глобальных научных проблем под гитару.
  4. Показать, что можно быть ученым, иметь интересную и хорошо оплачиваемую работу  и при этом не скатываться в занудство, излишнее преклонение перед авторитетами и ношение одного делового костюма в течение 20 лет.

Всех участников отбирали по резюме. Из 300 с лишним заявок было отобрано около 90 человек. Мы делили людей на три категории – студенты, аспиранты и защитившие диссертацию («постдоки»). Это было сделано для того, чтобы, во-первых, исключить конкуренцию между заявками из разных «весовых» категорий, а во-вторых, с помощью квот регулировать возрастной состав участников – мы брали больше всего студентов и аспирантов, а постдоков значительно меньше.

Отбор ребят шел в первую очередь по образованию, месту работы и научным публикациям.  Далее мы смотрели на наличие предпринимательского опыта. Часть ребят из технических и экономических вузов брали благодаря ему. Также хорошим бонусом становилась какая-то профильная общественная работа. Например, у нас были те, кто подрабатывал на станции переливания крови или занимался приютами для животных.  Чтобы  добавить баллов своей заявке, можно было приложить к резюме небольшое мотивационное письмо о своих научных интересах и причине, по которой вы хотите поехать на школу. В целом, мы искали тех, кому действительно интересна их профессия, и кто готов потратить дополнительное время и усилия, чтобы научиться чему-то новому и продвинуться дальше остальных.

Приехали к нам, в итоге, со всей России: Москва, Казань, Питер, Владивосток, Волгоград, Томск, Воронеж, Якутск и так далее.  На всякий случай в брошюре, которую я рассылала участникам незадолго до начала школы, специально указывалось, что делить людей по параметрам «ты с какого города», «а ты не русский» или «ну и сколько ты зарабатываешь?» неприемлемо на школе, и мы будем бороться с таким делением в случае его возникновения) Должна сказать, что наши участники оказались прекрасными, воспитанными и добрыми людьми, которые не делали никаких акцентов на индивидуальных качествах/особенностях других людей, и школа прошла в супер мирной и дружелюбной обстановке.

Посмотрите на этих радостных ученых)

Чтобы стимулировать знакомство друг с другом и активное общение, мы провели несколько игр. Начали с простых, когда требуется задать случайно выбранному партнеру по беседе пару вопросов. Закончили форсайтом – предложили ребятам подумать о том, какие изобретения и технологии появятся в области биотеха в ближайшие 4-6-8-10-14-20 и т.д. лет (кажется, считали до 2022 года).  Идей, причем классных и весьма реалистичных, нам накидали несколько десятков, а затем мы их вместе с участниками распределили по временным отрезкам. Теперь я знаю, что предстоит появление синтетического мяса, киборгов, искусственных сердец и много чего еще)))

Пара фоток, чтобы вы получили представление о нашем совместном мыслительном процессе (фотографии с моего айфона, так что прошу прощения за качество):

Все идеи, собранные во время форсайта

“Таймлайн” – расположение идей на временном отрезке в порядке их воплощения в реальность

В конце школы, когда мы собирали обратную связь, много отзывов было оставлено именно о форсайт-сессии. Она хороша тем, что позволяет ученым из разных сфер вместе подумать над тем, что происходит в их науке в целом, и найти на стыке своих знаний новые идеи и открытия.

Параллельно с форсайтом шло решение кейса из опыта работы известной фармацевтической компании Merck. Я, к сожалению, не присутствовала на этом этапе, но знаю, что ребята очень активно решали поставленные задачи и потом с большим энтузиазмом представляли свои соображения перед аудиторией. Чего стоит только одна эта эмоциональная фотография выступающего))

Что касается лекций, то не на все их них мне удалось посидеть. Во-первых, многие шли в двух параллельных потоках, во-вторых, часть я откровенно не понимала в силу своего экономического образования, ну  и в-третьих, пока участники учатся, организаторы что-то печатают-пилят-убирают, в общем, решают вопросы.

Полную программу школы можно посмотреть на сайте. Если хочется больше узнать о лекциях, то рекомендую прочитать отчет моего коллеги Антона Чугунова здесь.

Лично мне хотелось бы особо отметить 3 выступления, на которых я была от начала и до конца и которые мне понравились.

Одну из лекций вел профессор МГУ Александр Каплан, специалист по высшей нервной деятельности и человеко-машинным интерфейсам. Профессор рассказывал о том, как с помощью мыслей и специального оборудования человек уже сейчас может управлять предметами.  Было показано несколько видео записей из лаборатории, на которых видно, как это работает.  Благодаря одной из них стала ясна основная проблема на текущем этапе – человек просто не может достаточно долго концентрироваться на одной мысли, чтобы выполнять сложные задачи. Вероятно, у всех нас даже при сосредоточенности возникают мысли а-ля “Пора обедать” или “Достала жужжать эта муха”))

Прекрасной была лекция о бактериофагах – вирусах, которые разрушают бактерии. С помощью фагов можно лечить множество инфекционных заболеваний, в частности, холеру, дизентерию и стафилококк. Считается, что фаговая терапия придет на смену антибиотикам, когда к последним окончательно привыкнут все возбудители заболеваний, а производители лекарств перестанут слишком рьяно лоббировать продажу своих старых препаратов.  Об этом рассказывал Евгений Куликов из лаборатории вирусов и микроорганизмов Института микробиологии РАН им. С.Н. Виноградского. Помимо теоретического материала, Евгений уделил время практике.  Было рассказано о том, как российский производитель фаговых препаратов “Микроген” чистил воду после наводнения в Крымске для предотвращения эпидемий холеры и прочей заразы. Также Евгений показал фотографии пациентов со стафилококком, засевшим в ранах после операций и травм. Было наглядно видно, как использование повязок с фагами заживляет раны, мучившие людей неделями и даже годами, в случае с диабетиками.

В общем, слушаешь и понимаешь три вещи: а). лектор любит свое дело; б). лектор интересуется практическим применением своих исследований ни чуть не меньше, чем публикациями в научных журналах; в). серьезность и интересность лекции не зависят от того, как лектор одет в данный момент:

Считаю, что к современным ученым надо применять то же правило, что и к предпринимателям: можно носить все, что нравится, но в рамках разумного. Уверена, что беседовать с человеком, одетым примерно также, как и ты, намного проще, чем со строгим мужчиной в костюме и пенсне. Ну правда, я тут не совсем объективна – как вы знаете из раздела “Об авторе”, я всячески избегаю ношения деловой одежды куда бы то ни было)))

Моей третьей любимой секцией на школе стала “Женщины в науке”, которую придумала и организовала вторая женщина в нашем оргкомитете – Илназ Камалюкова. По собранной статистике, мы с Илназ обеспечили наличие  22% женщин в гендерном составе организаторов)))

Одна из целей лекции Илназ заключалась в том, чтобы убедить девушек, что серьезные занятия наукой не означают крест на личной жизни. В качестве примера приводилась, скажем,  ныне живущая нобелевская лауреатка из Израиля, которая, до сих пор продолжая работать в лаборатории, имеет ребенка и внука и вполне счастлива своим семейным положением. Также было много статистики о кол-ве женщин на том или ином этапе научного пути (аспирантки, защитившие диссертацию, преподаватели и т.п.).

Речь также зашла и про дискриминацию. Из зала было полно комментариев на эту тему, в том числе и от мужчин, которые заявляли, что проблему женщин в науке выдумали сами женщины в науке) Профессоры и научные руководители, сидевшие в зале, обещали всем равноправие.

Помимо лекций была, разумеется, и неофициальная часть в виде песен на пляже под гитару и завершающей дискотеки в последний день, которая продолжалась пол ночи и превратилась в итоге в распевание песен на мосту над Клязьмой. На фотографиях с этих тусовок много призраков и странных ритуальных танцев:

После отъезда из школы все организаторы испытывают ломку по общению с талантливыми молодыми учеными, по хорошей пище для размышлений и по огромному заряду мотивации, который дала школа. Будем делать школу зимой, чтобы почувствовать все это еще раз))

А теперь по-серьезному. Что дала участникам и организаторам школа, и чего часто не дает университет:

  • Погружение в компанию талантливых и интересных людей, которые активны и хотят развиваться. Все мы знаем, что в университетской группе присутствуют те, кто переваливается от сессии к сессии еле-еле, кого на эту специальность заставили идти родители. Те, кого личная жизнь, пьянки или параллельная работа постоянно отвлекают от учебы. Трудно сохранять мотивацию, когда рядом много не очень парящихся людей и откровенных раздолбаев. На школе этой проблемы практически нет – раз люди приехали на мероприятие за тридевять земель, то уж они будут учиться. Поэтому уровень мотивации очень высок.
  • Лучшие лекторы, которых можно найти. Во-первых, потому что приглашенные спикеры занимаются передовыми исследованиями и имеют множество серьезных научных публикаций в зарубежных журналах. Во-вторых, потому что организаторы смотрели не только на научный вес лектора, но и на его личные качества: ораторское мастерство, умение понятно рассказывать и удерживать интерес аудитории, общую доброжелательность к студентам. В университетах бывают преподаватели, которые “держатся за место”, “получают ставку” и так далее. Есть преподаватели, которые давно не занимаются практикой. Есть те, кто считает студентов идиотами (это сейчас  не камень в чей-то огород, а просто наблюдение из моей университетской жизни) и не пытается объяснять достаточно понятно для них. Мы же старались выбить 10 из 10 – чтобы было интересно и понятно  ВСЁ. Разумеется, так не бывает, но, считаю, что мы были близки к цели)
  • Упражнения на самостоятельное мышление и общение. В ученых и предпринимателях надо развивать любопытство, лидерские качества, умение идти к цели и договариваться с другими людьми. Это практически невозможно сделать только лекциями и семинарами. Надо доставать людей из “раковин”, открывать их миру и вовлекать в дискуссии и совместные созидательные занятия. Поэтому нужны игры, форсайты, кейсы и, конечно, тусовки, на которых все это можно еще раз обсудить. Стоит ли говорить, что университеты обычно не очень заботятся о достаточном количестве подобных мероприятий. В результате нетворкинга, особенно между разными структурами, недостаточно для продуктивного сотрудничества.

Такие независимые научные мероприятия, как Future Biotech, организуются энтузиастами из лучших побуждений и с желанием развить таланты других ребят. На школе и подобных ивентах люди учатся активно думать, находить задачи, подходящие по сложности и интересности под их уровень знаний, искать решения. Ощущение, которое должно оставаться после школы, в моем понимании можно обозначить как “Я еще многого не знаю, но я умный, свободный и могу достичь своих целей, а вокруг прекрасные люди, которые могут мне помочь”. Как-то так)

Все использованные выше фотографии сняты мной лично или предоставлены в безвозмездное пользование моим коллегой по школе Антоном Чугуновым.

При перепечатке/цитировании материалов из данного поста давать ссылку на блог Wanna Be VC обязательно. Воришек контента накажет дух Злого Разорившегося Инвестора. Я предупредила.

Если вы заметили опечатки и неточности,  или хотите пригласить меня на какое-то интересное научное мероприятие – пишите в комментарии к этому посту, на Facebook или на почту i@wannabe.vc

Настя